Как подчиняли деревню

СВИДЕТЕЛЬСТВА ОЧЕВИДЦЕВ

Так, была сломана цер-ковь в Салолейской обители и использована на строительство школ в сёлах Лукина Поляна и Прянзерки Нижнеломовского района. Наиболее негативно восприняли это пожилые верующие люди.

«На нужды индустриализации», то есть на металл, сняли колокола. «Исчезли колокола – и село онемело, – рассказывал житель села Голицыно Нижнеломовского района И. И. Клохтунов. – В 1930 году в селе на церкви повесили замок. Богослужение прекратилось, но народ не переставал молиться. Появились подпольные священники, которые тайно крестили детей, венчали молодёжь, соборовали тяжело больных, отпевали усопших. Гонениям и преследованиям подвергались и дети лишенцев. Их не принимали в учебные заведения. Особое озверение к служителям церкви и состоятельным прослойкам села проявили председатель Голицинского сельсовета П. П. Серебряков и его окружение. Он был не человеком, а спрессованной злостью. В памяти сельчан он остался как жестокий истязатель духовенства и грабитель зажиточных слоёв села. Это по вине Серебрякова и иже с ним духовенство и их дети вдоволь поели “пирогов” из жмыха и лебеды».

В 1931 году темпы коллективизации ускорились, потому что крестьяне убедились, что «плетью обуха не перешибёшь». И всё-таки главной причиной, толкавшей людей в колхозы, являлся непосильный налоговый пресс на единоличников: помимо увеличенного единого сельхозналога, их обложили ещё и специально введёнными для них налогами. Если на колхозный двор в 1931 году приходилось около 3 рублей сельхозналога, то на единоличное хозяйство – более 30, а на кулацкое – почти 314. Согласно установленным ставкам налогов крестьянские единоличные хозяйства с годовым доходом от 500 до 700 рублей обязаны были выплачивать налоги в сумме до 90 процентов от своего дохода, а при доходе от 700 до 1   000 рублей – 120 процентов! Вполне понятно, что начальство могло произвольно установить и завысить доход единоличника, что вело к невыплате налога и описи имущества, во время которой так легко можно было поживиться за чужой счёт, к арестам и высылкам. Не прекращалась и практика обобществления скота, из-за чего его убой зимой 1930/31 годов оказался огромным. В ряде селений был забит весь племенной скот и молодняк. Все понимали, что самостоятельному единоличному хозяйствованию неумолимо приходит конец.

Увеличилась численность работников в существовавших колхозах. Скажем, осенью 1930 года колхоз в деревне Старая Мурава Нижнеломовского района насчитывал лишь 13 дворов, а год спустя в нём числилось уже 135 дворов, имевших 72 лошади, 40 плугов, жнейку, молотилку и сортировку. Всего же по району к зиме 1931 года было вовлечено в колхозы 79 процентов крестьян, в то время как по Пензенскому краю в целом – около 70 процентов.

Не забывало начальство и о закрытии церквей. Случайно уцелели лишь некоторые, например, мечеть в деревне Танкаевка. «Если бы она была каменной, то её отвезли бы на строительство дороги. Но она деревянная, вот её и оставили», – рассказывали очевидцы. Священников выслали в концлагеря или расстреляли, а их семьи направили в спецпоселения. Истинно духовная жизнь в городах и деревнях умирала. (Случайно или нет, но как раз с 1931 года из обихода исчезло понятие «сестра милосердия», которое заменили холодным: «медицинская сестра», «медсестра».)

В 1931 году из района было выселено наибольшее количество крестьян. Но ещё больше их раскулачили и выслали в других районах. Вот некоторые сравнительные сведения. Судя по таблице учёта выселенных по линии ОГПУ по Пензенскому оперативному сектору, за 10 месяцев (с 1 января по 2 октября 1931 года) было сослано 11   763 человека. Больше всего народа пострадало в Телегинском районе – 1   342 жителя, затем шли Пензенский – 1  204, Лунинский – 967, Чаадаевский – 950, Шемышейский – 754 и т. д. Из 17 районов в число отстающих попали Наровчатский – 382 сосланных, Нижнеломовский – 451, Пачелмский и Керенский – по 470.

В число высланных попали самые разные люди (семьи). Среди них были владельцы водяной мельницы – четверо братьев Бинковых, владелец скота и 25 десятин земли Р. И. Копылов, совладелец мельницы и земли Ф. В. Колобов из села Прянзерки, А. С. Клынин из Новой Пятины, торговец бакалеей П. Г. Богатов из Керы, содержатель карусели Г. А. Грибков, владелец 5 десятин и кирпичного производства И. Ф. Конюхов, владелец всего 4 десятин земли Н. Г. Комов (бедняк был раскулачен ещё в 1930 году за несдачу хлебных излишков), торговцы и владельцы маслобойки и чайной А. И., Г. И. и Д. И. Кулдыкины, торговец молочной продукцией И. М. Лисин из Голицыно, сын кулака (семья из 7 человек) В. Н. Калинин с Ивы, Т. Д. Екимов из Аршиновки (организатор мясоколхоза в 1922 году), сын кулака Т. И. Булгаков из Долгоруково, жёны кулаков С. П. Долгова и П. Ф. Васильева, владелец шерстечесалки С. П. Грачёв из Пешей Слободы, лавочник, член церковного совета М. З. Буздин из Овчарного, торговец скотом С. М. Акмашев из Козлятского, торговцы скотом и бакалеей Г. Н. Дубенсков и П. Н. Лосев из Атмиса, владельцы земли, скота и техники И. О. Лохин, Е. В. Лёвин из Вирги, владелец земли, маслобойки, молотилки, кузницы, торговец рыбой и дёгтем Е. Я. Кобызев (семья из 11 человек) из Кульмановки, торговка гончарными изделиями и мануфактурой В. И. Ерёмина из Гаи, владелец маслобойки С. Я. Иконников из Новой Михайловки, владелец кирпичного производства И. И. Белоусов из Кувак-Никольского, В. Ф. Кузнецов из Засечного, владелец мелочной лавки А. И. Валов, жёны кулаков Е. М. Кнестяпина (семья из 8 человек) и И. П. Кнестяпина (семья из 9 человек), владелец ветряной мельницы И. П. Ладыгин из Замуравских Выселок, Г. Н. и Д. И. Губарьковы, три семьи Каблуковых (14 душ), Д. Ф. Ладыгин из Русской Муромки, семья из 9 человек 70-летнего С. П. Кокорева из Тархово (а старика оставили в селе), торговец, владелец кожевенного производства В. И. Ермолаев, торговец мясом 60-летний Я. К. Кашурин, член церковного совета 60-летний А. В. Дыдыкин, единоличник Н. Г. Дыдыкин из Верхнего Ломова, владелец мельницы В. И. Кичатов из Мокрого Мичкаса, владелец веялки и мельницы на паях со священником Ф. Н. Зубков из Нового Шуструя, арендатор земли и торговец в мелочной лавке В. В. Кадомцев из Подхватиловки, торговец, владелец ветряной мельницы А. Е. Колодкин, кулак П. В. Кубрин из Сухопечаевки, А. П. и И. П. Коврясовы из Пошутовского сельсовета и многие другие. В селе Тархово был раскулачен 70-летний С. П. Кокорев: за невывоз хлеба у него отобрали имущество, а самого лишили избирательных прав. Однако из села его не выслали – по старости: какой был бы от него толк на лесоповале или какой-нибудь «стройке социализма»?

В связи с массовыми высылками участились побеги крестьян, приговорённых к разорению, к рабскому каторжному труду и погибели. Так, предпочёл побег неволе В. М. Васильев из Пешей Слободы Нижнеломовского района. До 1931 года Василий Макарович пострадал уже не раз: в 1928 году его лишили избирательных прав за аренду земли, облагали разорительным индивидуальным сельхозналогом, частично раскулачивали в 1929 и 1930 годах, а в феврале 1931 года дошёл черёд и до высылки всей семьи. Хозяин из-под ареста сбежал.

Некоторые раскулаченные остались в пределах Пензенского края. Скажем, в 1931 году у дороги Беднодемьяновск – Нижний Ломов возник спецпосёлок под названием «Каучук». Со временем он стал центральной усадьбой совхоза «Зубовский», а с 1966 года – селом Ново-Зубово (Новозубово).

Продолжение следует.

Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!
 
По теме
ФОТО - Башмаковский Вестник Более ста лет назад в нашей стране была создана скорая медицинская помощь (СМП), работающая по принципу "не больной едет к врачу, а врач едет к больному".
Башмаковский Вестник
Урок мужества «Слава Героям землякам» - Центральная районная библиотека #поселковаябиблиотека 1 августа в Поселковой библиотеке для детей младшего школьного возраста прошел урок мужества «Слава Героям землякам».
Центральная районная библиотека
Районная акция Патриотический эшелон памяти "Никольский район - родина героев". - Дом культуры 30 июля специалисты районного Дома культуры провели в селах Никольского района Нижний Шкафт и Казарка районную акцию Патриотический эшелон памяти "Никольский район - родина героев".
Дом культуры